The Game

По материалам Complex. Перевод и адаптация: BWS Russia & FrostDre.

2005 год, прошло больше 10 лет, с тех пор как последний раз новый рэппер из Комптона оказал огромное влияние на Западное Побережье. Если Джейсон «The Game» Тэйлор собирался сломать период засухи в музыке Западного Побережья, то он нуждался бы в помощи. К счастью для Комптонского рэппера с Йонкерсcким флоу и причастностью к G-Unit, у него были биты от Dr. Dre, припевы от 50 Cent и фит с Eminem для дебютного альбома — The Documentary. Кроме того, с продакшеном от таких известных битмейкеров, как BuckwildHavocJust BlazeTimbalandHi-Tekи Cool & Dre, географическая неопределенность альбома только увеличила привлекательность. Game продолжил традицию создания альбомов в стиле G-Unit, благодаря этому появились такие хиты, как «How We Do» и «Hate It Or Love It«.

Когда 18 января 2005 года долгожданный проект вышел, в первую неделю было продано 600 000 дисков. К сожалению, так было только тогда, когда Game был участником G-unit. Поскольку биф The Game и 50 Cent начал расти и становится все уродливей, стало появляться много вопросов о том, сколько треков спродюсировал Dr. Dre, сколько помог 50 Cent и сколько же сделал сам Game. Но факт остается фактом, The Documentary — классический альбом. Спустя шесть лет после релиза, Complex решили поговорить со всеми ключевыми участниками альбома, чтобы ответить на все вопросы. Как Game однажды сказал, все возможно если 50 тр***л Вивику Челси Хэндлер.

Перед альбомом

The Game

Angelo Sanders (A & R на Aftermath, далее просто A & R): «Game был как ребёнок, которого оставили на пороге церкви [Смеётся]. Чувак был настолько крут, что все вокруг проявляли интерес к нему. Вокруг было очень много людей, которые были заинтересованы в нём. Но в конечном итоге он оказался у меня в руках. Это была тяжелая работа; он был молод, на взводе и нам нужно было получить какой-то результат на выходе. Мы хотели чтобы он стал лучше в плане техники и мы увидели его энергию и желание, когда он только вошёл в дверь. Вот что я помню. Когда пришло время работы с ним, я был единственным кто поначалу делал это. Его подписали в конце 2003, я работал с ним с лета 2004.»

«Благодаря мне Game вернулся к своей первоначальной энергии. Когда он только появился, он пытался создать запись для Dre. Что-то что понравилось бы ему. Что-то на что он захотел бы зачитать. Он как бы пытался потакать Dre, понравится ему, что так же пытались делать многие артисты на Aftermath. Порой они так увлекались желанием потакать Dre, что забывали о истинной цели своего прибывания на лейбле. Что касается The Game, он именно так и был настроен. Когда я начал с ним работать, я сказал: «Когда ты пришёл в первый раз, эти засранцы полюбили тебя. Так вот моя задача в том, чтобы вернуть тебя к тому, что ты лучше всего делаешь». На этой ноте, я стал работать с Just Blaze и Kanye. В основном все кто делал биты для этого альбома и кто не был продюсером Dre или Aftermath, были моими хорошими знакомыми. Я говорил: «Йоу, давай работать с этими битмейкерами, потому что их биты лучше всего раскроют твою энергию и таким образам покажут для чего ты здесь подписан.»
«Первый раз, когда Game оказался в студии, у нас с ним возник небольшой спор, потому что я не хотел, чтобы он дублировал свой речитатив на всём протяжении песни, так, как это делал Пак.» — Mike Lynn.

Mike Lynn (A & R на Aftermath): «Я основал Aftermath с Dr. Dre. Я знаю Дре со времён NWA. Я один из тех кто подписывал Гейма. Наш общий с ним друг прислал мне его демо. Послушав, я решил устроить встречу с Game, Dre и D Mack. Я и Дре познакомились с Геймом одновременно. Когда я увидел его, я увидел звезду. Game всегда был невероятным МС, но нам нужно было сделать из него настоящего профессионала, показать ему что на самом деле писать хиты, которые больше чем просто его квартал. Это был первый раз, когда он работал воистину профессионально. Никто до этого не занимался его голосом. Первый раз, когда Гейм оказался в студии, у нас с ним возник небольшой спор, потому что я не хотел, чтобы он дублировал свой речетатив на всём протяжении песни, так, как это делал Пак. Всё было на ранней стадии, он делал лишь третью или четвёртую песню с нами и я спросил его: «Почему твой голос продублирован??» Он ответил, что: «Таким образом мой голос звучит лучше всего». Я сказал: Нет. У тебя мощный голос и тебе не нужно этого делать». Ему не нравилось слушать свой обычный голос в записи, потому что раньше он этого не делал и ему это было в новинку. Я научил его, как слушать самого себя и не дублировать голос. Множество МС дублируют свои куплеты в треках, думая, что это наилучший способ звучания. 2pac один из немногих, кто действительно звучит хорошо, используя этот метод, остальные же, звучат отвратительно.»

Sha Money XL (A & R на Def Jam / сооснователь G-Unit): «Когда мы работали в студии над Get Rich Or Die Tryin, Гейм и Дре расслаблялись в студии. И Mike Lynn представил меня этому Комптонскому чуваку. Он был очень молод. Очень скромный парень, который пытался делать то, что умеет. Я нашёл время, чтобы послушать его записи и сказал: «Эй 50, у этого чувака не плохо получается.» 50 стал тоже слушать и ему начало нравиться. Мы реагировали так: «Да, это West Coast nigga». Потом Jimmy Iovine начал переговоры с Fif, Fif согласился. Вы знаете что было дальше: у нас появился новый чувак в нашей команде, The Game. 50 так же помог Дре довести Гейма до соответствующего, нужного им уровня.»

«Intro»

The Game: «Альбом был готов, и Дре сказал: «Всё, теперь нам нужно интро», я сказал: «Интро?? Да я уже сказал всё что хотел». Он ответил: «Нет. Я хочу найти что-то, что будет звучать идеально перед Westside Story.’’ И он погрузился в поиски. Я думал это будет простой задачей, но нет, на это дерьмо ушёл целый месяц. Dre перепробовал около 30 разных сэмплов, прежде чем нашёл тот, что устраивал его полностью.»
«Дре слишком придирчив. Но тогда, когда он находит то, что искал, он всегда на 100% прав и уверен в этом. Дре проигрывал много различного дерьма, закольцовывал сэмплы. И всё это дерьмо, все эти 30 сэмплов, были хороши для меня. И наконец он нашёл то, что вы слышали, то что ему по-настоящему понравилось. Меня устраивали все 30 и я даже не знаю что это за чувак, который говорит в моём интро. Я никогда не видел его. [Смеётся] Дре наверное вырезал это дерьмо из Price Is Right. [Смеётся] Но я точно не знаю, откуда это. Всё таки это Док и мне с самого начала было всё равно, поэтому он и сделал интро по-своему.»

«Westside Story»

при участии 50 Cent

Продюсеры: Dr. Dre, Scott Storch

The Game и Dr. Dre

The Game: «Westside Story должна была стать саундтреком к «All About The Benjamins». Но Дре сказал: «Нет, трек слишком жёсткий для саундтрека. Эта первая песня на альбоме». Песня была записана в 2002 году, но я не переписывал её текст. 50 появился позже, он вошёл, услышал и написал хук для неё. Эта была первая моя песня с ним. Он появился тогда, когда уже почти все песни были готовы и записал свои части для них. Тогда я ещё не был подписан на G-Unit. «Я не написал хук, потому что я пологал, что это будет саундрек, а поскольку Дре решил поместить её на альбом, мы поняли, что нужен хук. И как только Док решил, что куплеты хороши, он позвал 50 для записи и позже проиграл мне то, что получилось. Способ с помошью которого 50 писал хуки, это такое мелодичное напевание. Всё что ему было нужно делать, это сидеть и слушать бит. И всё, что бит говорил ему сказать, он и говорил. Большинство репперов слушают дерьмо и пишут то, что они чувствуют. 50 пишет вообше всё что ему приходит в голову зачитать под этот бит. Не важно, даже если это «Я стираю Тайдом, на грёбаной кухне». Если это то, что он слышит, он запишет это. В то время он так развлекался, и всё что выходило из под его пера, было сделано из золота.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): Это была первая песня которую Дре и Гейм сделали вместе. 50 пока не учавствовал. Это был просто Game. Он сам написал эту песню. Свежее звучание которое привнёс 50, был именно тот хук. Game тогда ещё находился на стадии развития в плане написания хуков. Гейм писал хуки уличной направленности, а 50 то, что мы могли поставить в ротацию на радио. Но мы преодолели этот разрыв в их умениях, Game со временем научился писать правильные хуки.

«Dreams»

Продюсер: Kanye West

The Game

The Game: «Впервые я встретил Канье на этой здоровенной вечеринке, которую устроил Нелли в Найктаун. Я был там как король фристайла и поэтому после вечеринки мне сказали: «Вон того ниггера зовут Канье Вест и он хочет устроить с тобой баттл». Я слышал о нём до этого случая, но не знал что он ещё и реппер, думал он только продюсирует треки. Мы вышли на парковку и тут выходит он в своих узких джинсах, в худи Nike и Air Maxs и я такой: «И это тот чувак?? Вот это??» Мы начали фристайлить. Иногда я говорю, что если и проиграл какую-либо фристайл битву, то только эту. Потому что Канье порвал мне задницу, сучки смеялись, это было что-то сумасшедшее. Но потом мы опять встретились в Мелроуз, и на этот раз я кое-что приготовил для него. Я и Канье прошли длиный путь и я готов набить рожу кому угодно за него.

Так вот Kanye позвонил мне и сказал: «Йоу, ты не поверишь что за дерьмо у меня для тебя есть. Называется Dreams». И он рассказал мне о всём о чём мечтал в своей жизни — сумасшедшее дерьмо. Он просто сумасшедший. Потом он прислал мне бит и ещё позже приехал в LA и мы встретились на студии и я написал один куплет. Все начали говорить, что получилось очень круто и под их давлением мне пришлось начать писать второй куплет. Но я не мог закончить, потому что были вещи, про которые я хотел упомянуть, но они никак не укладывались в строки.
И этот творческий кризис продлился около двух месяцев. Потом, однажды, я был дома и не помню что нахрен случилось, но что-то подтолкнуло меня пойти сесть на диван и вставить диск с битом в древний CD плейер. Я проигрывал бит около 4 часов и слова начали приходить ко мне. Это был один из самых первых треков, который я сделал на Aftermath.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «Однажды Game пришёл к нам и сказал, что ему надоело сидеть сложа руки и он хочет наконец выпустить свой альбом. И мы сказали: «Ну ладно, поставь нам свои записи». Мы прослушали весь альбом и сказали: «Мужик, мы это выпускать не будем». Та версия альбома, которая попала в магазины содержала единственный трек из той версии, что принёс нам тогда Гейм. Этот трек — Dreams.
Все песни на The Documentary были записаны после Dreams. Только тогда, когда я дал послушать Дре Dreams, он сказал: «Ок, мы готовы начать делать альбом для этого чувака.» Мы записали около 30 песен до Dreams, но только после неё мы поняли, что он по-настоящему готов для записи альбома. До этой песни мы видели лишь некий материал для микстейпов, всё, что не подошло бы для настоящего альбома. Этот трек вдохновил Дре начать серьёзно работать над альбомом. Дре не работал с Геймом до этого.
Позже мы стали понимать: «Окей, теперь у нас есть сильные песни и пора задуматься о нескольких синглах». И тогда мы подумали: «Почему бы не пригласить 50 для помощи в работе над альбомом??» В то время, 50 был восходящей звездой хип-хопа и это было нашим решением. Гейм не смог бы ничего с этим поделать, если бы захотел. Я хочу сказать, что он нас об этом не просил. Это было мое, Дре и Jimmy Iovine решение. После того, как мы решили пригласить 50, вскоре появилась This Is How We Do It и ещё много других песен. Вот когда всё по-настоящему началось.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Единственное что работает с Дре: Вам нужно его удивить. Он работает только с совершенными, безупречными вещами. Ты не можешь принести ему послушать какое-нибудь дерьмо и ты не можешь проиграть рядовые песни из альбома. Сначала лучшее, что у тебя есть, а только потом уже песенки попроще. «Окей, это действительно слишком личная песня для тебя, мы найдём ей место на альбоме, но сначала поставь то, что ты считаешь, должно стать хитами». Когда Дре услышал Dreams, он сказал: «Вау, это и вправду крутой трек». И на самом деле: песня таит в себе огромную энергетику. Дре ставил её для Джимми, для 50 и все говорили: «Вау, это и вправду крутой трек». Когда вокруг тебя Em, 50 и Snoop выпускают песни, слишком сложно появится на радаре рядом с ними, когда пытаешься соответствовать их уровню на Aftermath. Вы видели очень много артистов на Aftermath, которые так и не смогли преодолеть определённую планку и о чьих записях нельзя было сказать: «Это то, что достойно выйти с печатью Aftermath.»

«Hate It Or Love It»

при участии 50 Cent

Продюсеры: Cool & Dre, Dr. Dre, BG Knocc Out

рэпер The Game

The Game: «Эта песня появилась примерно в середине работы над альбомом. Наверное это было начало 2004 года. Я был в Коннектикуте, у меня был бит и я был на пути в дом 50. Это было как раз тогда, когда я присоеденился к G-Unit. От Нью-Йорка до Коннектикута около 3 часов езды и я сидел сзади этого чёртова Эскалэйда и писал. Я пишу песни наоборот. Я начинаю с третьего куплета, потому что когда ты начинаешь писать в обычном порядке, девять раз из десяти третий куплет получится отвратительным. Почему?? Потому что ты устал. Вот поэтому я начал писать с конца. Когда я приехал в дом 50, он написал свой куплет и поставил его сначала. Fif скзал мне: «Йоу, тебе нужно сказать «ненавидь это или люби», назови эту песню Hate It Or Love It и давай напишем хук. И мы написали хук, просто сидя и расслабляясь, это был некий олд-скул, мы просто сидели и качали бошками. Тогда в студии был только я и Fif.

Я встретил Cool & Dre в 2002, в начале года. Они были моими ниггерами ещё до того, как я стал знаменит и ещё до того момента, как они сдеали свои первые хиты. Так что я пригласил их сделать бит и до сих пор иногда так делаю. Если у меня есть идея или я услышал семпл, я звоню Cool, он звонит Dre и они присылают мне некоторые заготовки прежде, чем закончится день.»

Sha Money XL: «Я встертил Cool & Dre в доме Криса Лайти (менеджер 50 Cent и по сей день) зимой 2004. Я сказал им: «Дайте мне услышать жару». Они дали мне несколько битов, среди которых оказался Hate It Or Love It. Когда я услышал Hate It Or Love It, я мгновенно понял, что это хит. 50 проработал с Геймом в Коннектикуте около месяца. Они работали над всем альбомом. 50 вникал в каждую песню, он писал хуки. Он написал хук для Hate It Or Love It и почти все остальные хуки для альбома. Ты можешь посмотреть в буклете альбома. Но когда появился этот бит, он писал на него как будто… Обычно он пишет очень независимо. Так будто песня в итоге может оказаться на The Massacre. Эта песня стала приоритетной для него, до того как даже Гейм услышал это в ней. Гейм даже и не знал, что из этого всего выйдет. Он вошёл в дом 50, и у того уже был целый план по написанию этой песни: он с куплетом здесь, с хуком там — всё спланировано. Когда Гейм услышал куплет 50 он прыгнул к микрофону и совершил свою часть магии.

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Мы прилетели в Нью-Йорк чтобы поработать с 50 и остановились на Манхеттене. Мы ехали 2 с половиной часа до дома 50 и Гейм успел написать большую часть своего текста. Он надевал наушники и писал в свой Sidekick (приложение на телефоне, которое позволяет писать огромные текстовые сообщения). Я же, просто кормил его битами. Hate It Or Love It пришла мне от Sha Money (кстати он двоюродный брат DJ Whoo Kid). Sha просто завалил меня битами, когда оказались в Нью-Йорке. 50 в тот момент работал над чем то другим, поэтому Sha дал нам кучу битов на выбор, и бит Hate It Or Love It был одним из тех, что я выделил из всей этой кучи. Я сразу проиграл его Гейму, но у него было какое-то задумчивое настроение. Он хотел тяжёлый бит, и мы отложили наше предложение на некоторое время. Когда уже нужно было возвращаться домой, было, кстати сказать, очень темно и холодно, и мы уже несколько дней ходили из угла в угол, Гейм подошёл к нам с готовым текстом. Мы записали песню в доме 50, он говорил: «Это круто. Это должно стать синглом.» Он уже тогда понимал, как хороша эта песня.

Dre (из Cool & Dre): Однажды, мы рассылали CD диски. И один из них с битом Hate It Or Love It попал в руки Sha Money XL. Эта песня оказалось той, которая действительно поместила Cool & Dre на карту. Тогда мы ещё плохо знали Гейма, но что круто, наш адвокат знал ребят из его тусовки очень хорошо. Мы встретились с ним в Майами, когда он был там. Я не могу точно вспомнить день, когда мы встретились, но это было вскоре после того, как трек был сделан. С тех пор мы очень сблизились и теперь у нас настоящая дружба.
Мы сделали бит в гараже матери Cool’а. Это было давно, чувак. Смешная была история; после того как песня вышла, мы встретились с Jimmy Iovine. Мы хотели заключить сделку и работать с артистами на Interscope. И он спросил нас о Hate It Or Love It, он такой: «Потрясающая песня!! У вас есть её оригинальный бит, до того как Dr. Dre поработал над ней??» Мы: «Да, на ноутбуке лежит.» Он: «Я всегда хотел послушать как звучат биты до того, как Дре поместил в них свою магию.» Мы нажали «play» и я никогда не забуду его лица. Он сказал: «Йоу, так это ж тоже самое. Отправьте мне исходную версию.» Мы такие: «Так это она и есть.»
«Но Dr. Dre на самом деле серьёзно поработал над ней. Его работа всегда феноменальна. Поверьте мне, акустичеки она изменилась, но мелодия осталась прежней. Дре сделал песню живой, я думаю, он привнёс идеальное звучание. То как он работает со звуком и то что получается в итоге, имеет акустическое звучание. Вот почему он выпускает наушники. Его уши удивительно приспособлены для этой работы. Доктор Дре миксовал и помогал нам с продакшеном и в нашем понимании он всего лишь добавил вещи, которых до него не было и всё слилось в потсрясающее звучание. И если я не ошибаюсь, он добавил струнные в конце хука, звучание которых переходит в куплет.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «Hate It Or Love It предназначалась для 50. Он позвонил мне и сказал, что хочет взять этот бит для себя и G-Unit, но мог бы и отдать Гейму. Он поставил мне его по телефону и я сказал: «Он нам нужен!!.» Я знал, что этот трек имеет шанс стать синглом, но Дре не был на 100% уверен из-за его темпа. Когда мы всё таки решились выпустить его в качестве сингла, людям он определённо понравился.
Дре определённо переделал этот трек. Он его переиграл. Он никогда не присваивал себе авторства и дал таким образом им [Cool & Dre] выделиться. Для меня смешно когда люди говорят: «Дре забрал мой бит» и много других вещей. Это как: «Да ладно тебе, чувак, всё это настоящее дерьмо.» Я видел множество продюсеров, которые живут за счёт того, что их продукт качественный, но в начале их карьеры они только мечтать могли об этом уровне качества. Дре довёл уровень звука до профессионального, уровень каждого трека на этом альбоме. Абсолютно каждого трека. Бит Hate It Or Love It звучал как семпл, Дре же сделал так, что он стал звучать как трек. Он убрал не нужное и добавил то, что придало профессиональное звучание. Он во многом автор этих записей. Если они поставят тебе их первоначальную версию, а затем версию Дре, ты увидишь, что они отличаются, как день и ночь. Он упомянается как сопродюсер, но на самом деле он сделал всю работу. [Смеётся.]»

«Higher»

Продюсеры: Dr. Dre, Mark Batson

The Game: «Higher была песней 50, имею ввиду бит. Когда я вошёл в студию и услышал бит, я спросил: «Чьё это дерьмо??.» Я услышал потрясающее дерьмо. Дре говорит: «Я сделал это для 50, но ему не очень понравилось, так что ты можешь взять этот бит, если хочешь. И так я написал сразу три куплета прямо вс тудии. Ушло где-то полчаса. Это дерьмо было слишком лёгким, чтобы зачитать на него.
После написания каждого куплета, читай его Дре. Потому что он может прийти и сказать что вся песня отстой, и заставит тебе переписать всё дерьмо заново. Так что я не играю в эти игры. Я сразу въехал в его метод работы. Дре проиграл мне бит, ушёл, а на следующий день позвонил и сказал: «Это сумасшедшее дерьмо». В этот момент Дре сказал мне остановиться. Он такой: «Думаешь нам пора начать выстраивать песни в нужном порядке??» А я говорю: «Чёрт, я не знаю.» И он сказал: «Я собираюсь начать слушать всё, что мы сделали и посмотреть, смогу ли я выбрать 20 хороших песен и собрать их в альбом.»

«How We Do»

при участии 50 Cent

Продюсеры: Dr. Dre, Mike Elizondo

The Game и 50 Cent

The Game: Я был в студии, слушал биты Дре и наткнулся на бит, который сразу полюбил. Я не должен был сидеть и слушать биты, я делал это без разрешения. [Смеётся.] Я прослушал около 30 битов и сделал это очень быстро, потому что Дре вышел не на долго, чтобы с кем-то встретиться. И поэтому я наврал Вито (помощник Дре), что «Дре хочет чтобы я послушал всё подряд», потому что мне не очень нравились те биты, которые он мне предлагал. Бит был назван «Fresh 83″ в папке на компьютере Дре. Я подумал, что этот бит напоминает ему «’83 breakdancing shit.»
«Конечно, Dr. Dre вёл себя так, как будто ему не очень нравился мой выбор. Я сказал: «Дай мне 30 минут.» И я начал писать. Когда Дре вернулся и услышал первый куплет, он сказал: «О, да нам нужно закончить этот трек.» Когда я написал всю песню, у меня не было хука: я просто зачитал на протяжении всего бита. Без 50 Cent на хуке, песня получалась какой-то проходной. И Дре сказал: «Да, нам нужно остановиться и написать хук.» И он позвонил 50, тот приехал и написал хук. Когда мы все поняли, что получилось круто, 50 захотел написать свой куплет. Таким образом из песни убрали мой второй куплет, там было слишком много слов. Все мои куплеты были написаны мной, всё что сделал 50, это немного подстроил их под себя. Не в своём стиле, но он убрал некоторые строки и добавил пару фраз. Он не сильно изменил слова.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «На самом деле Гейм не писал части 50. Fif был привлечён к работе над песней с самого начала. Это был один их тех случаев, когда 50 приехал в город и провёл в студии около недели. Там были Game и 50 Cent, которые слушали и писали в одно и то же время. Не было так, что этот бит принадлежал 50 и он отдал его Гейму, а затем убрал его куплет из песни. Вся песня в основном была сделана в одной комнате. Было так: «К чёрту это, давай сделаем вот так, а теперь так.» 50 появился для того чтобы написать хук, но на самом деле сделал больше для этой песни. Кое-что добавил, привнёс свои части и написал хук.

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): How We Do был синглом с этим грёбаным видео. Hype Williams даже не просили снимать видео, он сам захотел. У него были чёткие представления о том, каким он хочет видеть это видео. В то время получить его согласие — это было нечто. Поэтому мы просто заткнулись, подняли вверх большие пальцы и поддерживали всё, что он хочет сделать. Я думаю он потратил 750К зелени на грёбаное видео и оно получилось хреновым. Обычное хип-хоп видео. Там даже нет никаких девушек. Я не увидел того взрыва, который ожидал.»

«Don’t Need Your Love»

при участии Faith Evans

Продюсеры: Havoc, Dr. Dre

The Game: «Песня была записана в мой первый день на Interscope. Я написал её в арендованой машине, когда ехал покупать матрас в мой новый дом на Беверли Хиллс. У меня была масса битов Havoc. Меня подстрелили 1 октября 2001, а песню я записывал где-то 15 января. Мне всё ещё было хреново. Я стоял у микрофона и бинты на мне всё ещё были красные. Вот почему у меня хреновый голос: от ранения в грудную клетку. Мы никогда не переписывали звук. Когда я решил несколько лет спустя перезаписать песню, когда мой голос восстановился, Dr. Dre сказал: «Нет!». Ему нравилась боль в ней. Сумасшедшее дерьмо. Просто классика. Одна из самых любимых песен, которую я когда-либо делал.»
«Когда Дре работал над звуком, у него не получалось добавить своих семплов. Поэтому он переделал всё. Havoc сделал бит, но он не учёл кто будет работать над ним. Дре сказал: «К чёрту. Я переделаю это дерьмо.» И он переделал звучание на 100%, конечно привычными ему приёмами, но он так и не присвоил себе авторство. Авторство принадлежит Havoc. [Примечание редактора: В буклете Доктор Дре указан как сопродюсер]. Песня получилась в стиле Dre, по звучанию и отдельным моментам, как будто Господь прикоснулся к ней.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «О, мужик, то через что мы прошли, сделало эту песню существующей. Это то, как мы понимаем классическую запись. Люди любят песню, а всё остальное для них не важно. Всё остально — это то дерьмо, через которое нам пришлось пройти. Это было настоящей проблемой, потому что у нас не было исходных файлов и мы не знали, какой же семпл был оригинальным. Дре на самом деле пришлось попотеть над этим треком, разобрать его по кускам, понять чем что было, и собрать заново в том виде, в котором он хотел его видеть. Когда он воспроизводил его, он не хотел внести слишком много новшеств, но тем не менее звучание изменилось. Но в то же время, он старался не давать себе слишком много творческой свободы, во время работы над треком. Дре не взял денег за эту работу.»

Havoc: «Ненавижу, когда говорят, что я неорганизованный, что я использую труд ассистентов. В то время, когда я писал тот бит, я как раз уволил всех своих помощников, потому что я хотел быть более самостоятельным в своей работе. Тогда я считал, что я переживаю и волнуюсь за свою работу, а они отслеживают это и стоят над душой. Я сказал себе: «Итоговый результат моей работы зависит от кого-то другого, а на самом деле я могу сделать всё сам.» Я родом из эпохи где ты сам делаешь свой бит на своей собственной студии у себя дома и знаешь что и как сделать; биты смешивались в случайном порядке. И было много неуместных, как я теперь понимаю, вещей.»
«Дре определённо перехватил идею. Бит звучит так, как будто ничего не изменилось, если честно. На что бы вы не смотрели, это либо хорошая, либо плохая вещь. Как по мне, я считаю, что бит был хорош. Дре лишь добавил свой небольшой бит поверх моего и таким образом получил соавторство. Кто знает, почему Дре был настолько ослеплён идеей воссоздать трек по новой, вместо того, чтобы просто попросить об этом меня?? Я считаю, потому что Дре был привлечён к работе над всем альбомом и потому что он продюсер №1 во всём мире. Может быть ему просто понравился бит и он решил доработать его по-свойму. В конце концов, есть ли кто-нибудь , кто мог бы сделать лучше, чем Дре?? Я разделю с ним авторство при любой возможности в своей жизни.»

«Church For Thugs»

Продюсер: Just Blaze

The Game

 

The Game: «На самом деле не могу вспомнить эту студийную сессию, чувак. Я просто помню что я был в студии и записал вроде бы всё довольно быстро. Мы там были с Just Blaze, всё происходило в Нью-Йорке и он просто дал мне бит и я порвал его. Это заняло где-то полчаса чтобы написать текст от начала до конца. Когда я в NY у меня совсем другое состояние духа, какое-то вдохновение и просто беру и пишу текст. Это был первый раз, когда я работал с Just Blaze. Я сел в углу и начал писать, а потом сразу записался. Just Blaze был несколько удивлён.»

Sha Money XL: «50 написал этот хук дома у Jimmy Iovine, потому что у Гейма не получалось придумать хук. Мы просто тусили у Джимми дома. Там у нас была встреча с Doug Morris и мы работали ещё над кое-чем. Джимми такой: «Йоу, нам нужен хук для этой песни. Это хороший трек.» И 50 сел и написал хук прямо там. Он сделал грубоватый хук для Гейма, чтобы тот послушал и записал сам. Я скажу вам правду: Гейм записывал всё подряд на альбом. Писал ли это он или нет, в итоге выступал с этим только он. Он студийный реппер.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): Church For Thugs заставила 50, Jimmy Iovine и всех остальных сказать «Вау.» Я уже работал с Just до этого и поэтому связался с ним через наших общих знакомых. Он дал нам 6 удивительных битов и Game написал свой текст под бит Church For Thugs. Когда мы поставили его Дре, он сошёл с ума. Он тут же назначил встречу с Jimmy Iovine и поставил ему трек у него дома. 50 записал хук там же в программе сына Джимии — Pro Tools. 50 написал хук, Гейму он понравился и они закончили запись в особняке Джимми. Это было началом карьеры Game в G-Unit.
Но бит нашли мы. Не было такого, будто это 50 принёс его нам. Я пришёл, взял бит у Blaze, мы записали куплеты, дали послушать Dr. Dre. Он дал послушать Джимми на той встрече, где был 50 Cent, и он написал хук. Не было такого, что: «О, мне нужен этот бит.» Было так: «О, это твой артист, Дре?? Он к нам подписан?? Так давай ему поможем.» Не было: «Ну теперь вот мы возьмём его на G-Unit.» Было: «Давайте я сделаю хук. Мне нравится эта запись.»

«Put You On The Game»

Продюсер: Timbaland, сопродюсер Danja

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Timbaland был крут в те времена. Ок, вообще-то он всё время крут. Так что мы решили связаться с ним. Проблема была в том, что мы искали сингл. Вообще-то у нас уже был сингл, но были и некоторые сомнения. Поэтому мы искали запасной вариант. Я сказал: «Чувак, я не могу даже и подумать о ком то другом, кроме Тимбы.» Менеджер Гейма Jimmy Henchman оказал существенную поддержку и влияние на то, что эта песня появилась.»
«Было забавно работать с Тимом, потому что он мог появиться у нас в 2 или 3 часа ночи вполне адекватным, после тусовки в клубе. По началу у нас ничего не выходило, потому что это был первый раз, когда мы с ним работали и нужен был целый процесс, в ходе которого Тим мог бы понять и «впитать» то, что мы делаем. Но не было такого, чтобы он просто отдыхал и развлекался в студии и плевал на то, что мы пытаемся получить в итоге. Он очень пристально наблюдал за нами и за тем, что мы на тот момент делали. Таким образом, постепенно, родился бит для Put You On The Game.»

«Start From Scratch»

при участии Marsha Ambrosius

Продюсеры: Dr. Dre, Scott Storch

The Game

The Game: «Я напивался в студии каждую ночь, но конечно такую песню как Start from Scratch каждую ночь мне делать не приходилось. Это была одна из тех ночей, когда я чувствовал, что был против некой стены и я не мог понять что же ждёт меня в моей жизни. Так что я просто записал то, что чувствовал. Мой лучший друг, Billboard, был недавно убит. Когда я узнал об этом, я погрузился в какой-то вакуум и я перестал во всём видеть смысл. Это был день, когда я оказался в студии один. Написание песни никогда не занимает много времени, когда стихи пишутся от сердца. Например, когда ты пишешь песню о маме или о своём сыне или о событях в твоей жизни, при которых ты оказался полностью беспомощным. Слова просто текут и ложатся в строки, потому что ты знаешь ситуацию, ты знаешь что ты чувствуешь. Я думаю стоит лишь убедиться, что всё это рифмуется.»

Marsha Ambrosius: «Start From Scratch попала ко мне через Доктора Дре. Он сказал, что этот трек у него от реппера, который называет себя «The Game.» У них уже был хук, но им он не очень нравился, но зато им нравилась идея и смысл трека. Они прислали мне песню и на ней уже были куплеты Гейма. Она показалась мне некой актёрской игрой, настолько, насколько эта музыка заставляла раскрывать свои эмоции. Это была история. Я услышала его голос и подумала: «Это то, как люди действительно чувствуют себя в такой ситуации.» Тембр моего голоса и то настроение которое я собиралась передать пришли ко мне даже без встречи с Геймом. Это как будто у вас есть сценарий фильма, вы читаете его и понимаете как вам играть того или иного персонажа и где вам нужно находиться в конкретной сцене. Я перезаписала хук, отправила назад и песня была утверждена для альбома прежде, чем я узнала о том, что моя работа произвела эффект.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «Эта песня стала поворотным моментом для Гейма, потому что именно в этот момент он превратился в исполнителя. Дре сказал: «Смотри мужик, ты должен рассказать эту историю, тебе нужно напиться. Нам на самом деле хочется, чтобы ты это сделал.» Game пошёл, выпил и высказался перед микрофоном. В тот момент мы знали, что он хорош в определённых моментах, а он уже понимал что значит быть исполнителем. Эта была совершенно другая сторона Гейма и никто не видел и не слышал его таким до этого, потому что для альбома он всегда читал очень жёстко. Так что, увидев его таким, мы дали дорогу потоку эмоций и таким образом добавили ещё одно «перо в его шапку». Это как: «Окей, этот кот хочет сделать свою лучшую запись и он прислушивается к указаниям Дре.»
«Мы были в студии, когда он записывал песню. Он пил Хеннесси с Колой в тот момент. [Смеётся.] Я не мог угадать сколько он уже выпил, но уж точно больше двух или трёх стаканов. Всей его целью, было говорить от сердца. Просто нажраться и не переживать об этом. Он говорил: «Нам нужно сделать эту запись и понять её смысл. Давайте принесём сюда бутылки и будем пить.» Не возможно представить себе такой способ, при котором можно было бы записать такую песню трезвым.»

«The Documentary»

Продюсер: Jeff Bhasker, сопродюсер Jeff Reed

The Game: «Ты знаешь, с Dre это всегда рутина. Ты входишь, у него может быть стакан с Хеннесси в руке. Он кивнёт и скажет «Game Time», а я отвечу «Как дела, Док??» А потом ты просто сидишь рядом и чувствуешь себя комфортно, потому что ты знаешь что он работает или ищет бит и всё что нужно сделать тебе, это то, что у тебя лучше всего получается и всё должно пройти легко, если ты тот, за кого себя выдаёшь. Дре не любит когда упомянают конкретные даты и подобные вещи. Он работает вне времени и это способ, при котором тебе не нужно беспокоиться о женщинах или о времени выпуска какой-нибудь тачки. Это то, что я перенял от Дре и несу с собой через всю свою карьеру.»
«Я помню разговоры об определённых ситуациях с Ed Lover, в тех самых интервью, которые он брал у меня. И я спросил его: «Могу ли я использовать это??» и он прислал мне. Я объяснил, что строчка о Майбахе не была адресована Jay-Z, но мне она понравилась. Люди подумают: «А, так вот о чём это всё», потому что я, если я читаю о ком-то в своих песнях, я не хочу чтобы это вопринимали так, как будто я делаю это неосознанно. Я просто называю твоё имя и мне всё равно. Но имеено в том случае я не хотел сказать ничего плохого о Jay-Z. Это были первые ступени моей карьеры, и тогда я читал о Ja Rule. Все знают, что у нас был биф и это то, что было на самом деле.»

«Runnin'»

при участии Tony Yayo

Продюсер: Hi-Tek

The Game: «Я записал свой куплет для песни, но у нас осталось ещё место для куплета, а Tony Yayo только вышел из тюрьмы. Так что я позвонил ему и сказал: «Йоу, я хотел бы чтобы ты записал куплет для моей песни.» Он был рад этому, потому что в то время G-Unit был на пьедестале. Он только что вышел, а G-Unit уже выпустил свой альбом и Yayo пропустил шанс, который был у Buck’а и Banks’а. Я особо не задумывался над той своей строкой : «Yayo в тюрьме и они думают что я занимаю его место.» Я просто знал, что у меня ещё есть гостевое место на альбоме и Yayo был единственным (из G-Unit) с кем я ещё вместе не читал, так что я решил исправить эту ситацию этим треком.»

Hi-Tek: «В то время я был подписан на Aftermath как продюсер. Mike Lynn был одним из главным A&R на Aftermath, который поверил в меня и взял на борт. Я дал ему целую кучу битов и одним из них оказался бит Runnin’. Он был сделан мной и моим партнёром — Dion. Я спродюсировал бит, он записал вокал и мы переосмыслили то, что получилось в итоге. Dion написал куплет для трека и хук для Runnin это начало его куплета. Я просто взял первые 8 строк из его куплета и сделал из них хук. Это та музыка, которая идёт прямо от сердца. Я думаю что музыка которую я делаю с Talib Kweli это моё видение написания мелодий, но всё таки в большей степени его музакальное чутьё и моё воплощение бита в жизнь. Но есть и другая сторона. Биты, которые я продюсировал для G-Unit не отличаются для меня от всех других, самим процессом работы над ними. Но есть много других людей, которые считают по-другому. Runnin’ одна из лучших песен, что я когда-либо продюсировал, а Documentary один из величайших альбомов, выходивших на Aftermath. Вы можете ощутить, насколько мы все отдавались этому альбому.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Такого рода песни редкость на альбомах. Эта песня вне времени и люди подпевают ей. У нас был Dion и он был крут. Он привнёс своё волшебство. И Yayo. Моей идеей было привлечь его для записи, а вообще мы подумывали над тем, чтобы попросить Lloyd Banks. Tony Yayo только что вышел из тюрьмы и я сказал: «Нам он нужен для этого трека.» Гейм сказал: «Да, ты прав, давай позвоним ему.» Мы дозвонились до Yayo и он сразу согласился, а затем приехал и выплеснул свой огонь. Я не хочу быть предвзятым, но я не знаю более крутого куплета у Yayo, чем в этой песне. Он как будто был под действием каких-то веществ, когда записывал куплет. Он вернулся на родные улицы после отсидки и я думаю, что потом он немного остепенился, потому что более «голодного» рэпа я не слышал. [Смеётся.] Он говорил: «Уууу, стихи рвутся у меня из груди.» [Смеётся.]»

«No More Fun And Games»

Продюсер: Just Blaze

The Game: «Мы сделали этот трек в ту же ночь, что и Church For Thugs. Я зачитал для Church For Thugs, а затем для No More Fun And Games. Всё прошло очень просто, потому что Just один из тех продюсеров, который стреляет в тебя идеями, пока ты записываешь свои куплеты. Так что записаться в студии для меня было намного проще, чем написать сам текст. Just Blaze сделал оба этих бита для меня. Вот почему в No More Fun And Games вы можете услышать семпл NWA. Я был счастлив возможности поработать с Just Blaze, знаешь почему?? Потому что это чувак, с которым постоянно работал Jay-Z и всегда говорил ему «Йоу, Just.» Поэтому я был лишён дара речи, когда узнал, что Just будет работать со мной. Так что я пришёл в студию и порвал все биты, которые он дал мне. Плюс, это было просто, потому что он делает такой тип битов, под который можно очень легко и свободно читать. Вы можете сами почувствовать это. Бит для этой песни просто потрясающий. Это как будто ещё и Kanye West приложил к нему свою руку.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Опять же, это был один из тех дней, когда мы работали с Just. Он познакомился с Геймом и был очарован тем, как быстро тот работает. Это та вещь, которую замечают все продюсеры, которые работают с Геймом: «Вау, да он просто рвёт и мечет.» Люди всегда критикуют его хуки, но энергетика в куплетах просто потрясающая. Он приходит, слушает бит, понимает что он хочет зачитать под него и выносит этот бит, как никто другой. Он может сделать две, три, четыре песни за ночь — всё очень просто.»

«We Ain’t»

при участии Eminem

Продюсеры: Eminem, сопродюсер Luis Resto

The Game: «Я прилетел в Детройт, чтобы встретиться с Эмом. Мы работали с ним около 5 дней и у него было пять битов для меня. Я зачитал на один из них, потому что бит просто срывал крышу. Всего было сделано 4 или 5 песен, но эта получилась лучшей. Эм приходил на студию и выглядил так, как будто он вообще не умеет читать реп. В каких то смешных штанах, Джорданах, с кепкой на голове и в пиджаке или обычном худи. Потом он уходил и возвращался с огромным количеством еды из Taco Bell. Её было столько, что это, наверное, не разрешено законом. Грёбаный Taco Supremes и Mountain Dew. Он спрашивал: «Как тебе этот бит?? Нравится?? Ок, делай своё дело.» Затем он уходил в угол и начинал бубнить себе что-то под нос, как будто фристайля. И если посмотреть на него в этот момент, то можно подумать, что у него в этот момент баттл с пятью чуваками, но на самом деле он один. Потом он садится и пишет всё на бумаге. И он исписывает её всю. Кстати начинает он с середины листа и пишет из центра к краям. Очень необычное дерьмо. Eminem добавил семплов в хук. Все эти голоса которые вы слышите — принадлежат ему. Он как Эдди Мёрфи. Он может сделать всё. Чувак просто гений.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Я поехал в Детройт всместе с Геймом. Эта единственная песня в которой меня хорошо упомянули: «Йоу Лоу, позвони быстро Дре, скажи ему: Эм убил меня своей читкой на моём собственном дерьме.» [Смеётся.] Мы ждали этого сотрудничества и в то время как раз 50 был вовлечён в работу с Эмом и поэтому он помог нам выйти на Маршала, который сказал: «Ок, пускай приезжает.» Эм отработал супер профессионально. Он вошёл и сказал: «Что вы хотите сделать??» Он проиграл нам биты и мы сразу выбрали один, который нам больше всего понравился. И мы не пытались сделать много треков, потому что мы знали точно какой трек нам нужен. Любите эту песню или ненавидьте, но это та песня, которая нам и была нужна. Мы конечно могли бы сделать что-то другое, но Гейм хотел посоревноваться с Эмом на его собственном бите. А вышло именно так, как Гейм и читает в песне — Эм просто съел его.»

«Where I’m From»

при участии Nate Dogg

Продюсер: Focus

The Game: «Когда я услушал бит в первый раз, я подумал: «Это нечто.» Я писал куплеты с расчётом, что Nate будет на этом треке. И когда позже я позвал его принять участие, он сказал: «Ну конечно.» Хук написал тоже я. Я просто объяснил Нейту, что и как я хотел бы слышать.»

Focus: «В то время я был подписан на Aftermath. Меня подписали сразу после 2001. Я работал в студии Б на Can-Am Studios. А Дре и Game работали в студии А. Я начал работать над битом, который понравился Dre и The Game позже написал для него свой текст. Дре сказал: «Йоу, мы сделаем из этого конфетку.» Он позвонил Нейту и сказал, что ему нужен один из этих классических West Coast припевов, а как вы знаете Nate Dogg сделал себе имя на этом. В оригинале на песне куплет от Гейма, хук от Нейта и куплет от Дре. И он должен был остаться в финальной версии, если бы незаконченая версия с участием Дре не утекла в интеренет. Это был первый раз с 2001, когда люди услышали читку от Дре.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Focus, один из своих чуваков, которого я знаю давно. Он дал нам несколько битов для альбома, но ни один не прошёл отбор. И тогда я сказал: «Мужик, нам нужен вот этот бит. Это один из L.A. битов, которым вы просто не можете принебречь.» Мы хотели выйти за рамки стереотипов. Мы вовсе не пытались сделать типичный West Coast с клеймом от Dr. Dre. Мы хотели получить энергичное звучание, чтобы заинтересовать новое поколение слушателей. Гейм сделал себе первую популярность на микстейпах, где он постоянно экпериментировал со звучанием. Но в то же время, он из Комптона. Так что, в работе над всеми его альбомами, не важно насколько всё круто и насколько далеко всё заходит, я всегда пытался напомнить ему о том, откуда он. Вам всегда нужно делать что-то для того места, откуда вы родом. И с битом от Focus вышла как раз такая история. Если бы нам были нужны Just Blaze или Kanye, мы обратились к ним, но на тот момент нужен был именно такой трек, как Where I’m From.»

«Special»

при участии Nate Dogg

Продюсер: Needlz

The Game: «Это Дре говорит вначале трека. Это определённо либо Дре, либо 50. Не могу вспомнить. Я не слушал эту песню с тех пор как вышел этот альбом. В тот день мы работали над всеми песнями, где участвует 50. И знаете что?? 50 написал хук для этой песни. Он отдал его мне и я решил пригласить Нейта для записи.»

Needlz: «В то время я много работал с G-Unit. Эта песня получилась случайно. Я действительно не ожидал, что из этого что-то получится. Мне просто позвонили и сказали: «Йоу, нам нужен бит.» И 50 написал хук. Я не знаю какой именно куплет он написал для этой песни, но точно знаю, что Fif написал хук и отдал его Гейму. Я не слышал первую версию, но зато я получил свой гонорар. [Смеётся.] Когда ты подписываешь контракт, ты видишь кто и что получает, так вот, я думаю, что 50 написал приличную часть всего текста. Если вы слушаете эту песню, то слышите, что хук в стиле 50. Люди на самом деле плохо понимают, что Fif тогда на самом деле взял Гейма под своё крыло. Он сделал ему весь альбом. Но он и отказывался записывать то, что он написал, уступая таким образом дорогу. Понимате о чём я? Только представь если бы все песни на The Massacre звучали бы как How We Do. Это было бы просто сумасшествие.
Мне даже не нравится этот бит. [Смеётся.] Оригинальная версия звучала лучше, чем финальная. Гитарист Dr. Dre Mike Elizondo переиграл мелодию. В оригинале бит звучал лучше и насыщенней. Фишка в том, что мной использоволся семпл из песни «Catherine Howard» и нужно было бы заплатить за использование, если бы песня вышла в тираж. А так, Майк просто сам сыграл эту мелодию, и платить не пришлось. После того, как я прослушал весь альбом, мне стало жаль, что я не послал им другой бит, который бы раскрыл мой талант намного лучше. На альбоме есть просто потрясающие биты. Это, наверное, один из наиболее цельных и продуманных альбомов, с продюсерской точки зрения, за очень долгое время. Я не помню ни одного альбома с тех пор, который бы весь звучал, как один большой трек. Все кто слышит мои мысли по поводу альбома, спрашивают: «А какой именно бит ты сделал для этого альбома??» И когда я говорю, никто даже и не помнит этой песни. [Смеётся.] Потому что она в самом конце треклиста.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Мне не нравилась идея этой песни. В то время 50 Сent и G-Unit любили делать такие мелодичные, любовные песенки. И эта должна была получиться такой. Я не хотел этого, Game тоже. Лейбл давил на нас, говоря: «Тебе нужно сделать что-нибудь в таком стиле для радио и девушек.» И Гейм в конце концов согласился. Я думаю, если вы спросите, что он думает на счёт этой песни, он скажет вам, что она уж точно не одна из его любимых. Я никогда не думал что такие песни могут продвигать Game’а. Такие записи не работают на него. Это просто спокойная песня, которая успокаивает людей, которые платят по счетам. И такие люди будут клясться вам, что: «Это хит номер один! Она порвёт чарты!» Если и есть песня, которую я бы убрал с альбома, так это именно она. Это единственный трек, который мы записали под давлением со стороны.»

«Don’t Worry»

при участии Mary J. Blige

Продюсеры: Dr. Dre, Mike Elizondo

The Game: «Мы планировали пригласить Brandy, но Джимми сказал: «Я не хочу чтобы мой гангста-рэппер был на одной песне с Moesha. Просто в этом нет смысла.» Так что мы позвали Mary и она порвала эту песню. Я только изменил пару строк, чтобы они лучше соответствовали её образу. На написание всего текста ушло полчаса или около того. Я просто профристайлил несколько строк и записал их. Но куплет на самом деле состоит только из восьми строк, то есть он даже не длинный.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «Гейму было комфортно работать над этой песней вместе с Dre, поскольку последний позволил ему полностью раскрыть свою индивидуальность. Когда кто-либо работает с Дре, они всегда хотят сделать что-то в стиле NWA. И они не понимают, что всё что Дре хочет услышать от вас, это то, что получается лучше всего у вас и его не волнует направление и стиль до тех пор, пока у вас всё круто получается. Но как только я говорю артистам: «Поставь мне что-нибудь, что, как ты думаешь, заинтересует Дре», они сразу же включают мне какое-нибудь уличное дерьмо, вместо того, чтобы поставить лучшее, что у них есть. “Don’t Worry” — это именно тот момент, когда Game начал открывать себя для нас и давал нам больше своей собственной сути, не просто демонстрируя нам уличного себя, а показывая в различных направлениях.»

«Like Father, Like Son»

при участии Busta Rhymes

Продюсер: Buckwild

The Game с сыном

The Game: «Имело смысл закончить альбом такой песней. Я не знаю где бы я ещё мог разместить трек, в котором я обращаюсь к своему сыну. Я не думаю, что она бы хорошо смотрелась в середине альбома, рядом со всем этим гангстерским дерьмом. Я записал эту песню в ту что ночь, что и песню на бит от Just Blaze. Я так быстро закончил работать с его битами, что у меня осталось время и на этот трек. У меня не было хука, я вернулся в L.A. и встретил Busta Rhymes в студии. Я сказал ему: «Бас, мне нужен хук для одной песни.» Я поставил ему бит и вы ведь знаете, он тоже отец, так что он сказал: «Я понимаю тебя, давай сделаем всё как надо.»
«Я услышал бит и подумал о своём сыне. Я просто вспомнил момент его рождения, потому что он очень много значит для меня. Так что процесс записи эмоционально вернул меня в тот день, когда он родился. Я как бы поделился тем, что пережил, со всем миром. Это было просто, потому что это правдивая ситуация. Я ничего не преукрасил, чувак. Это то, что я видел, что чувствовал, что делал. Это реальная жизненная ситуация. Такие вещи сделали меня тем, кто я есть. Я не был слишком эмоциональным в песне, ничего такого, что заставило бы вас плакать. Это просто мой опыт.»

Buckwild: «Когда я впервые встретил Game он был в NY вместе с Just Blaze. Было около 2-3 ночи и было очень холодно и снежно. Работоспособность Гейма удивительна. Он может работать целый день: песня за песней. Он написал куплеты и у нас произошла заминка с хуком. Но потом появился Баста и поместил вишенку на торт. Он был идеальным кандидатом для этой песни, про которого забыли. На протяжение всей своей карьеры, я часто делаю песни, где рассказываются истории, подобные этой. Честно говоря, ожидал, что услышу среднюю песню, но в итоге она получилась очень сильной. Я думаю это и есть хип-хоп: когда человек облекает в стихи свою жизнь.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Гейм писал стихи для этой песни дольше, чем обычно. Он хотел, чтобы всё было по-настоящему от сердца. Это очень личная песня, но в то же время, он не хотел, чтобы она получилась нравоучительной. Вы ведь знаете, что многие артисты делают слишком личные песни? Я думаю, добавив Басту, он как бы привнёс разнообразие в трек, и таким образом, песня получилась не только о нём и его сыне.»

The Aftermath / Последствия

The Game: «Я не слушал The Documentary целых пять лет. [Смеётся.] Это как будто сидеть целый день дома и смотреть старые фотографии. Я переслушивал «Ready To Die», «The Blueprint» и грёбаный «Makaveli». Всё это дерьмо. Родом из Комптона. Я рад быть тем, кем я являюсь и я всегда буду собой. Вот почему никому не удавалось удачно высмеять или задиссить меня. Потому что ничего это не действует в моём случае. Я тот, кто я есть и я не меняюсь. Я тот парень из «Change of Heart». Я тот, кто отправил Ras Kass в нокаут. Я тот чувак, у которого был биф с 50 Cent. Я тот чувак, у которого три платиновых альбома и я не собираюсь останавливаться. Я тот, кто выпустил The Documentary.»

Mike Lynn (A&R на Aftermath): «В том непонимании, которое возникло между 50 Cent и The Gme была одна простая вещь: 50 говорил: «Я сделал тебя звездой.» А Гейм отвечал: «Ты не сделал меня артистом.» И всё это очень сильно пермешалось после того, как они перестали видеться друг с другом. С точки зрения фанатов Гейма, не важно кто и что написал, Гейм это всё исполнял, и для них это главное. Гейм говорил 50: «Не ты меня подписал, а Майк. Так что это не твоя заслуга, что я подписан на Aftermath. Я поддерживаю G-Unit, но ты не несёшь ответственность за мой успех. У нас не было ничего общего, когда я получил контракт на подпись. Ты помог мне стать знаменитым, ты помог мне с моими хитами, но артистом я уже был задолго до этого.» И в этот момент 50 почувствовал, что он не получает достаточное количество уважения за всю проделанную им работу. А Гейм почувствовал, что 50 всё равно, кем он был до встречи с ним и в этом он увидел неуважение в свою сторону. В этот момент всё полетело к чертям. Вся дружба расстворилась ещё до выхода клипа Hate It Or Love It, потому что 50 не чувствовал чтобы Гейм был за что-либо благодарен ему. А Game, тем временем, начинал получать всемирную известность.»
«Люди должны понимать, что Гейм и сегодня остался таким же, как и в тот день, когда я его встретил. Ноль различий. Причина, по которой он получил контракт, в том, что его высокомерие нисколько не показное. Так что, когда он наглеет, я никогда не удивляюсь. [Смеётся.] Я знал с кем связываюсь. В отличии от того парня, который женился на шлюхе, а потом бесился от того, что она вела себя, как шлюха. [Смеётся.] Люди говорят, что раньше у него был более серьёзный и разнообразный материал, но самом деле они видели то, что хотели. Я принял его таким, какой он есть. Он никогда особо не вникал во всю эту ситуацию с G-Unit, потому что он никогда не просил, чтобы его туда приняли. Он не несёт ответственность за то, что произошло. Он говорил: «Я делаю это для Джимми, Дре и Майка.» Люди не думают, что ты оказываешь им услугу, когда ты делаешь на них деньги. Если ты оказываешь мне услугу, значит ты помогаешь мне. Но если ты делаешь что-то, чтобы заработать денег на моём имени, ты не оказываешь мне услугу. Так что, за всем этим стоит совершенно иной склад ума.»

Sha Money XL: «То что нравилось Гейму в G-Unit, это что все делали музыку независимо друг от друга. Музыка, менеджмент — мы начали всё это делать и через какое-то время вернулись к началу, и только тогда пришла популярность. Если у вас есть артист, и если он проходит через полосу неудач в своей карьере и как следствие, за ними следует разочарования, то когда к нему приходит успех, его эго начинает расти вместе с этим успехом. Он чувствует, что заслуживает большего. Все проходят через это. Мне плевать, что говорят вам рэпперы, которые находятся в группе у которой есть лидер. Они все проходят через это дерьмо. Я был в состоянии управлять этими разочарованиями и направлять их в позитивное русло, создавать им хорошее настроение и уверенность в себе и поэтому не было места любому недопониманию или конфликтам между участниками G-Unit и 50. Но у The Game была своя собственная команда, свой менеджмент и у них были свои мотивы. Иногда, когда вы работаете по одиночке, вы можете заработать больше денег.»
«Я видел, как зараждается ураган, потому что Гейм начал отменять встречи, концерты, которые были запланированы задолго до всей этой ситуации. Один раз он позвонил мне из Лондона и сказал: «Мужик, я не могу принять это.» Он был растроен и зол на какое-то дерьмо. Я сказал ему: «Йоу, успокойся, мужик.» Он ответил: «Я буду Hurricane. Я вернусь и возьму имя Hurricane Game.» Таким образом, он сам того не зная, дал мне понять, что он собирается сделать какую-то глупость. Так что я сказал 50: «Этот парень Гейм, мужик..он слишком рано задирает нос.» Но Fif не принял моё предупреждение во нимание, потому что наблюдал за таким поведением довольно часто. У всех, рано или поздно, повышается самомнение, когда приходит известность. Так что он не стал следить за Геймом, говорить с ним на эту тему и вообще делать что-либо, что ты должен делать, когда ты лидер. Так что Гейм получил достаточно времени, чтобы побыть одному, и в отсутствии общения, Гейм дошёл до состояния, когда он был готов восстать. Вскоре после того, как он вернулся из промо-тура в Лондоне и были опубликованы результаты продаж первой недели, он приехал в Нью-Йорк совершенно в другом настроении, вот когда началось дерьмо. Именно тогда появился слоган Hurricane Game. Он приехал ссориться, жаловаться на состояние дел и именно тогда случилось дерьмо под названием ‘разделяй и властвуй’.»

Angelo Sanders (A&R на Aftermath): «Вам нужно понять, через что прошёл Game. Ему было 22 года, а он уже видел: детские дома, неблагополучную семью, насилие, растление своей сестры… и вдруг всё становится вот так: «Я работаю с Дре и все меня любят.» Тот факт, что Гейм часто упомянал имена других людей в своих треках, заставлял людей говорить: «Это его стиль, это всё, что он умеет.» Но, чуваки, он умеет намного больше. Он был просто потрясён и обрадован, что теперь может назвать всех этих людей, своими коллегами. Он работал с Дре, так что успех к нему пришёл довольно рано. Busta Rhymes показал вам в своё время насколько крутым можно быть в 22 года. Но Гейм из Комптона. В то время он стал спасителем для хип-хопа Западного Побережья. У Снупа не было тогда громких треков и ниггерам хотелось чего-то свежего и нового. Так что когда они стали слушать его микстейпы, они стали говорить: «Он спаситель Запада.» А Дре в то время стоял позади. Его соучастие давило на 22-летнего парня из Комптона. Но Гейм был способным, он был готов пахать и делает это до сих пор. Он настоящий артист и сам он это осознал после своего первого альбома. Он понял в чём разница между уличным ниггером и настоящим артистом. Было здорово наблюдать за процессом записи The Documantary: он понял, через что он прошёл, о чём он говорит в своих стихах, откуда он пришёл и кем он может стать. И он действительно усовершенствовал себя, свой образ и свои навыки в процессе записи альбома.
Это альбом Гейма. 50 оказал помощь, потому что был наикрутейшим чуваком во всём хип-хопе. Он продвигал альбом. Продавал альбом. Принимал участие в записи. Был в клипах. Ты знаешь: 50, Дре и Эм — это полное взаимопонимание. Не было бы никакого альбома, если бы они, каждый в своей мере, поняли, что эта работа не для них. Мы просто попали в нужное время, с нужными людьми в нужное место. Но Гейм хотел быть независимым с первого дня. В целом, ситуация с участием в G-Unit, давила на него. Не поймите неправильно, но он воспользовался ей. Я думаю, это случилось, как будто бы он сказал: «Это то, что мне нужно сделать». Но он никогда не говорил: «G-Unit для меня на первом месте.» Для него был важен Dr. Dre и Aftermath. Вот о чём он переживал. Так что, если Дре говорил: «Тебе нужно поработать с 50″, Гейм соглашался. Но он был независим, так что мог и сказать: «Нет». В то же время представьте себя на его месте. Станете ли вы стоять позади и ждать неизвестно чего, как это делали некоторые артисты, которые работали с Дре? Или вы станете работать с самыми крутыми репперами в хип-хопе, говоря: «Я соглашусь со всем, что ты скажешь.» 50 только что продал 10 миллионов альбомов, как тебе не сотрудничать с ним, если есть возможность?? Ты просто обязан это сделать. Но между Геймом и 50 были другие отношения, нежели с Lloyd Banks и Tony Yayo. У них давняя дружба, они знакомы с детства. Так что с Геймом у 50 был скорей совместный бизнес, основаный на взаимопонимании и доброжелательности, которая, как мы знаем, долго не продлилась. Они могли бы стать The Beatles, мужик.»

Marsha Ambrosius: «Есть некоторые люди, которых я встречала в своей карьере и которым я никогда не откажу в возможности поработать вместе. Гейм один из них. Нам всегда удавалось пересечься. Мы сделали ’Why You Hate The Game?’ и ’Hustlers.’ Он так же поучавствовал на паре моих песен. Это как будто мы почти группа. [Смеётся.] У нас достаточно невыпущеного материала, чтобы выпустить EP. Гейм очень крут. Я его просто обожаю.»

Dre (из Cool & Dre): «Я считаю Гейма, частью своей семьи. Я переживаю о его благополучии, о его детях и карьере. Мы по-настоящему дружим с ним. Мы на самом деле считаем его своим братом.»

Buckwild: «The Game — гангста-рэппер. И это то, как его видят люди. Но когда ты знакомишься с ним и узнаёшь ближе, ты понимаешь насколько он крутой чувак. Я думаю то, как его вопринимают, зависит от стороны теннисного корта, на которой вы хотите быть вместе с Геймом. На одной стороне стоит Jayceon, а на другой The Game.»

Post Navigation