The Game Rolling Out CoverЗа 5 лет, прошедших с тех пор, как Game возродил движение гангста-рэпа Западного Побережья критически принятым «The Documentary», он внушительно пополнил свое портфолио платиновыми записями, наградами, и — врагами. Каждый новый альбом добавлял нового врага и содержал новый дисс, как будто вражда была обязательной частью релиза. Вполне естественно, что фанаты вероятно просто сгорают от желания раскритиковать альбом Game «R.E.D.», который должен выйти в феврале, просто для того, чтобы увидеть, кто станет его новой жертвой.

Что-ж, время покажет, переварят ли суровые поклонники Game’а новейшее воплощение Комптонского гангста-рэппера. Он полностью переврнул свои сценарии. Он отошел от обычно используемых, но, тем не менее, восхитительно лакомых кусочков, которые фанаты Game буквально «пожирали»: драматичность, поединки, опасные люди, перестрелки, нападения на поклонников, стычки с законом, и т.д. И это даже прежде чем они успевали погрузиться в основное направление – которым, естественно, является музыка.

Накануне его четвертого студийного альбома, свободный от предрассудков Game презентует более непринужденный vibe (что-то никак не перевести — прим. bws-music.ru), который резко контрастирует с представлением народа о нем самом.

Отцовство и положительные ассоциации отразились в его 28-летней эволюции: от участника Cedar Block Piru Bloods Gang – к озлобленному, самонадеянному исполнителю – и в результате – к опытному музыканту и семейному человеку.

«Что люди не понимают обо мне, чувак, так это то, что я очень энергичный парень. Я сторонник положительной энергии. И моя энергия, она как внутреннее ядро, зависит от тех людей, которые меня окружают – начиная от моего менеджера, издателя, и заканчивая моими друзьями» — говорит он. «Моим боссом мог бы быть Jimmy (Iovine, председатель Interscope/Geffen/A&M Records), но мы ходим друг к другу на вечеринки по случаю дней рождения наших детей в Диснейленд. Вот она энергия, чувак. Это настоящие люди, которые совершают реальные поступки. Я не совершаю те поступки, которые, по моему мнению, выходят за границу нормы поведения обычного человека. Больше не совершаю.»

Это приятно слышать, потому что в свое время люди прятали женщин и детей, как только Game появлялся на сцене. Никто не был застрахован от бешеного темперамента Game50 Cent, G-Unit, Jay-Z, Memphis Bleek, Yukmouth… – ему было не важно. Через некоторое время его поединки с рэперами определили его самого. Если бы вы оказались на его пути, он бы содрал с вас шкуру. Без вопросов. Черт побери, он даже жарил на углях Christina Milian, когда ее ноги были представлены на одной из фотоснимков: “… so many corns on them mu***kaz they should come wit chicken and mash potatoes,” писал Game.

The GameОднако, как он заявил в эксклюзивном интервью, Game изменил свой взгляд на жизнь, и он собирается отразить это в своей музыке. Часть изменений взглядов связана с его тесной дружбой с Virginia Beach, Va.-based producer Pharrell. На первый взгляд, эти двое смотрятся вместе также «хорошо», как шоколадный тортик с пивом. Но Game говорит, что они вскоре отбросили свои предвзятые представления друг о друге и создали мощный дружеский союз, который, в свою очередь, стимулировал их высококачественный творческий потенциал в студии.

«Я и Pharrell … примерно через 6 месяцев после нашего знакомства мы установили что-то вроде братства…. Я более чем уверен, что если вы поговорите с ним, он скажет тоже самое – эта связь нерушима» — говорит он. «И на самом деле это не касается музыки. Это выходит за границу музыкальной деятельности. Pharrell входит в студию, мы перемещаемся в зону, и все становится ABC. Нам очень легко находится в студии вместе. Песни получаются такие замечательные и такие сумасшедшие, что все – и мужчины, и женщины, — вы можете быть хоть бандитом и иметь от 9 до 5 – все ценят эту музыку, так что я знаю, что то, что мы делаем – это катастрофически».

Хоть и понятно, что Game использует термин «катастрофически» в положительном ключе, многие наблюдатели предсказывали, что он столкнется с буквальной «катастрофой» в определенный момент своей жизни. Один из людей Game’а был подстрелен несколько лет назад по дороге на радио-интервью в Нью-Йорке, предположительно кем-то из людей 50 Cent’а. Несколько других почти пагубных конфликтов были предотвращены путем наложения ограничений, включая один с основателем Death Row Шугом Найтом. ЛюдиGame’а пытались заставить его «притормозить» со всем тем безумием и погромом, которые обычно сопровождали деятельность Game’а.

«Я думаю, что последним человеком, который сказал мне что-то, что я действительно оценил, был Pharrell, и я не знал, что это вообще было возможно. Мой босс — Jimmy Iovine, и Dre, и менеджер – все они пытались говорить со мной. Все всегда пытались направить «Game’а» в правильном направлении или же пытались меня отговорить от совершения определенных поступков. Но я творю себя сам» — говорит он. «Но только после откровенных бесед с Pharrell’ом я оценил его перспективы и понял, кем я был, свою карьеру и свою музыку – он говорил со мной с позиции поклонника, как будто он не был Pharrell Williams. Это означало много для меня. Он — вероятно единственный человек, чьим советом я воспользовался. Кроме того, я сам стою за теми решениями».

Однако не только Гейм и Williams стоят за R.E.D., Cool and Dre, DJ Khalil and Dr. Dre – все они приложили свои силы к выпуску, в то время как Beanie Sigel, Rick Ross, Justin Timberlake и Robin Thicke состоят в некоторых коллаборациях.

Так же из репертуара Game’а исчезли пустяки и безделушки, которые были связаны его общественным образом. Были времена, когда Game мог носить всю свою зарплату на себе. Он стал ходячим свидетельством своих бросающихся в глаза затрат.
«Я потратил где-нибудь между 750$ и миллионом долларов на драгоценности в начале моей карьеры. Сейчас я смотрю на себя и не вижу ни одного из них. Все они были раздарены друзьям, а домашние носят все мои цепи» — говорит он без намека на гордыню или хвастовство. «Это — ложная действительность, и это — кое-что, от чего я хочу избавиться. Я действительно не хочу быть известен как парень, что ходит повсюду в волшебной шляпе и в волшебных ботинках с ремнями. Я не такой парень».

The GameТеперь, когда туман вокруг персоны Game рассеялся, он в состоянии лучше взглянуть на вещи. Теперь Гейм ведет себя как наставник, который впервые привел его к Dr. Dre.

«Мне всегда было интересно, почему Dr. Dre не меняет выражение лица на протяжении фотосессий. Выражение не меняется. Он не улыбнется. Он не повернет голову. Он всегда смотрит прямо. Если вы видели его фото, он всегда смотрит прямо. Это то же самое выражение лица. И я спросил «Почему ты так делаешь?» и он сказал « Это единственный вариант, как бы я хотел видеть себя… Когда выходит обложка журнала, или обложка альбома, и когда кто-то берет в руки изображение и я вижу это, это единственный вариант, каким я хочу себя видеть».

Game напоминает «Вы думаете, что со стороны Dre это грубо, он знает об этом. Однако, если что-то кажется мне неудобным, я этого не делаю. И, к концу дня, я должен чувствовать себя счастливым с этим. Я имею в виду, что фотограф сделал снимки, вы парни, заставили журнал продаваться, но я имею в виду, что мне должно быть комфортно быть тем, кто я есть»

Но не заморачивайтесь на этом. Game легко может поднять шум, если захочет, — но это не то, что его сейчас интересует.

«Нам все еще достаточно щелкнуть пальцами, чтобы включить или выключить свет, если нам это нужно. Но это не то, к чему мы стремимся, не сейчас. Я больше не хочу связываться с этим, вообще» — говорит он.
«Я даже знаю убийц, которые только что вышли из тюрьмы и пытаются завязать. Нам это не нужно. Сейчас я получил n….z который пустит пули в ход, если они придут. Но я не поощряю этого, так же как я не хочу, чтобы кто-то из моего окружения попал в тюрьму. Мы не делаем этого. У нас счастливые времена. Мы ходим на игры «Lakers», мы собираемся вместе по воскресениям и ходим на дни рождения. Это хорошо».

The GameВ настоящее время, самые драматические события Game наблюдает в своем офисе, когда играет в PlayStation. После того, как он проходит 2-3 раунда на ESPN и стучит по чаше с Frosted Flakes, он погружается в свой домашний офис – играет одну игру в John Madden и немного в Call of Duty. И вот тогда он уже готов опоздать куда угодно, независимо от того, чем занят.

Он занимал свою gangsta-нишу, до и во время его сделки с рекорд-лейблом. Аппетиты Game’а касательно драматизации уменьшились и теперь он просто-напросто приписывает это своему росту как человека и как артиста.

“Как люди, мы растем каждый день. Я подразумеваю, все растут. Вы могли грабить банки; через некоторое время, Вы — лучший грабитель банка чем, когда Вы начали. Или Вы могли идти назад. Но Вы никогда не тот же самый человек.” говорит он. «Но прямо сейчас я настроен на то, чтобы быть счастливым. Каждый день, когда я просыпаюсь с правильной стороны кровати, я чувствую себя хорошо. Это положительная энергия, чувак, и я не хочу уходить от этого, «потому что мне нравится то, как я себя чувствую каждый день».

 

Post Navigation